НАЙТИ ОТВЕТ ЗАДАТЬ СВОЙ ВОПРОС

Разное

Разное

На вопрос отвечает представитель сайта «Татарстанская митрополия»
15.08.2016

Спрашивает: Татьяна, Белгород

Здравствуйте. Помогите разобраться в вопросе. В одной статье в Интернете сказано такое: Недавно, например, прочитал, что отец Иоанн Кронштадский записал в своем дневнике за 6 сентября 1908 года: Господи, не допусти Льву Толстому, еретику, превзошедшему всех еретиков, достигнуть до праздника Рождества Пресвятой Богородицы, Которую он похулил ужасно и хулит. Возьми его с земли - этот труп зловонный, гордостию своею посмрадивший всю землю. Аминь. Лев Толстой, 80-летний юбилей которого отмечался в том году в России, был в ту пору серьезно болен. У него отказали ноги, и к гостям, приезжавшим в Ясную Поляну, его вывозили на кресле каталке. Однако же до праздника Рождества Пресвятой Богородицы великий писатель дожил, и от болезни своей излечился, начал ходить самостоятельно. Зато отец Иоанн Кронштадский скончался в том же 1908 году от мучительной болезни мочевого пузыря. Цитата окончена. Далее говорится автором статьи, что за эти призывы Иоанн поплатился жизнью. Имеет ли место данный факт в биографии Иоанна Кронштадского? В некой книге Павла Басинского: "Святой против Льва. Иоанн Кронштадский и Лев Толстой: история одной вражды" утверждается, что такая просьба Иоанна записана лично им в его же дневнике, который якобы был издан с разрешения РПЦ. Помогите разобраться в данном вопросе, так как возникла полемика между мной и другим человеком. Я не компетентна в данном вопросе, необходима Ваша помощь. Спасибо заранее.
27.08.2016

Отвечает: Редакция сайта

 

Здравствуйте, уважаемая Татьяна!

На сегодняшний день можно говорить о всплеске интереса к фигуре выдающегося русского классика. И если Толстой - художник безусловно считается гением, его религиозные взгляды всегда вызывали горячие споры.

Например, писатель категорически отрицает Троичность Бога, Воскресение Христа, считает Его только Человеком, а не Богом, отрицает необходимость церковных Таинств. При этом Церковь неоднократно подчеркивала неправоту Толстого. С писателем по этому поводу вступали в переписку, встречались и беседовали представители Церкви. Скажем, осенью 1879 г., когда новые взгляды писателя вполне определились, Л. Н. Толстой встречается в Москве с авторитетными в богословской среде иерархами — митрополитом Макарием (Булгаковым) и епископом Алексеем (Лавровым-Платоновым), а в начале октября 1879 г. в Троице-Сергиевой Лавре с архимандритом Леонидом (Кавелиным), а также совершает поездку в Киево-Печерскую Лавру. Хорошо известно, что и в Оптиной пустыни Л. Н. Толстой неоднократно имел возможность беседовать со старцами, которые говорили: то, что Толстой проповедует, — это ни православное, ни вообще христианство, но Толстой с этим не соглашался.

Тем не менее, и в 1880-е годы, и даже в начале 1890-х об отлучении вопрос пока серьезно не вставал. Трактаты получали широкое распространение лишь в Европе, а в России ходили по рукам рукописные и литографические копии. Таким образом, русский читатель не был широко знаком с религиозными идеями Л. Н. Толстого. И Церковь не хотела громкого скандала и не считала нужным привлекать большое внимание к его заблуждениям. Все понимали: Толстой — это настолько значимая фигура, что любое жесткое определение такого рода может вызвать общественный скандал. Что, собственно, потом и произошло.

Однако ситуация коренным образом изменилась после того, как Толстой издал роман «Воскресение». Он вышел и в России (конечно, с большими цензурными изъятиями), и в Европе, причем огромными тиражами. То есть в этот раз с романом ознакомилось множество русских читателей. В «Воскресении», помимо прочего, содержалось гротескное, а вернее сказать, кощунственное, изображение Евхаристии. По сути, Толстой впрямую стал издеваться над самым святым, над церковными Таинствами. После этого Церковь оказалась в очень сложном положении. Дальше молчать уже было нельзя. Возникла двусмысленная ситуация — Толстой называет себя христианином, но при этом с презрительной насмешкой относится к Церкви, ее Таинствам и церковному учению. Что делать? И вот когда в 1900 г. первенствующим членом Синода стал сравнительно молодой архиерей митрополит Антоний (Вадковский), вызрело решение дать определение о Толстом. Но понятно было, что его нельзя облекать в очень жесткую, категоричную форму. Следует заметить, что в этом определении отсутствуют слова «анафема» и «отлучение». Тем не менее, оно недвусмысленно утверждает, что Толстой сам себя отторг от церковного общения, и поэтому дальше не может считаться членом Церкви, то есть не может участвовать в церковных таинствах, на случай смерти не может быть погребенным по православному обряду.

Тем не менее, когда в Оптину пришла весть о том, что Лев Николаевич умирает, к нему по поручению Синода был направлен старец Варсонофий Оптинский. Однако по приезду Варсонофия в Астапово, родственники (в частности дочь Александра Львовна) не допустили старца к умирающему писателю и даже не известили Толстого о его приезде. В своих воспоминаниях Варсонофий жаловался: «Не допустили меня к Толстому… Молил врачей, родных, ничего не помогло… Хотя он и Лев был, но не смог разорвать кольцо той цепи, которою сковал его сатана». Толстой умер без покаяния.

Даже это скоромное описание проблемы отношений между Львом Толстым и Церковью говорит о том, что отношения эти были весьма непростыми. Более того, по иронии судьбы, в безбожное советское время именно через книги Толстого многие люди впервые узнавали о Христе.

Павел Басинский в своей книге «Святой против Льва. Иоанн Кронштадтский и Лев Толстой: история одной вражды» в первую очередь рассказывает людям нецерковным кто такой был батюшка Иоанн Кроштадтский. Он описывает как к святому шли за помощью, поддержкой и главное за советом: Как жить? С этим же вопросом обращались современники и к Льву Николаевичу. Поэтому книга строится так: одна глава посвящена Кронштадтскому, одна — Толстому, одна — Кронштадтскому, одна — Толстому. И они никогда не пересекаются. Они ни разу не встречались.

Их конфликт - это конфликт двух учителей: светской культуры и Церкви. И для того, чтобы разобраться в данном конфликте необходимо его объстоятельно изучить. Пожалуй не справедливо будет нам решать за Господа за что были "наказаны" святой Иоанн Кронштадтский и Лев Николаевич Толстой. Поэтому не станем делать скорополительсных выводов, и отнесемся к данному вопросу со всей возможной серьёзностью.

Советуем Вам почитать статью в журнале Фома "Церковь скорбит о Льве Толстом", а также ознакомиться с интервью Павла Басинского.

Этот ответ просмотрели 771 раз.