НАЙТИ ОТВЕТ ЗАДАТЬ СВОЙ ВОПРОС

Еще не рассортированные по разделам вопросы

Еще не рассортированные по разделам вопросы

На вопрос отвечает представитель сайта «Православные посты и праздники»
05.12.2008

Спрашивает: Екатерина, Воронеж

Кто такие "Федоровцы"? И откуда берется начало их происхождению?
13.10.2008

Уважаемая Екатерина!

"Катакомбной" церковью именуют отдельные группы внутри Русского Православия по разным причинам ушедшие в подполье. По отношению к Патриаршей Церкви они разделяются на две противоположные группировки. Одна из них состояла из той части духовенства и мирян, которые были лишены в 30-х годах возможности открыто совершать религиозные обряды, поэтому действовали подпольно. Факт открытия большого числа приходов во время войны и в первые послевоенные годы свидетельствует о наличии реально существовавших, но не официальных общин, выходивших в новых условиях из подполья. Однако в 40-50-е годы не все священники получали наставление на приход. Священники, не получившие регистрацию или лишенные ее, становились неофициальными "странствующими" священниками, служившими в отдаленных деревнях, где не было действующей церкви. Там они крестили, венчали, отпевали, что устраивало и верующих, избавленных от далеких путешествий в действующие храмы. Такие священники не порывали канонических литургических связей с Патриаршей Церковью, хотя и действовали неофициально. Верующие, обращавшиеся к таким священникам, считали себя чадами Патриаршей Православной Церкви.

Вторая группировка объединяла ту часть духовенства и мирян, которые порвали административное и каноническое общение с Православной Патриаршей Церковью, не признавали благодатность ее священства из-за несогласия с позицией Высшей Церковной власти по отношению к Советскому государству. Группы эти складывались в первые годы после революции, но отношения с Московской Патриархией после обнародования "Декларации о лояльности" митрополита Сергия (Страгородского) в 1927г. Сами себя они именовали "истинно православными христианами" (ИПХ). Выходя из лона Православной Церкви, они не смогли объединиться в оформленную организацию с единой идеологией и иерархической структурой. И к началу 40-х годов выродились в отдельные секты. С течением времени в этих группах за отсутствием священников их роль стали выполнять пожилые женщины, "чернички", своего рода монахини- самопострижники. Они отпевали, крестили, венчали, а некоторые даже исповедовали и прищачали. Таким образом первоначально заявленное как консервативное движение ИПХ трансформировалось в самые радикальные секты федоровцев, иоанитов, самарян, молчальников, буевцев и др.

Мы не будем подробно останавливаться на тех группах, которые временно вынужденно находились на положении катакомбных. При возобновлении внешней церковной жизни в 40-х годах их члены становились прихожанами действующих храмов, при этом часто выступали инициаторами и ходатаями об открытии церквей. Рассмотрим историю появления и деятельности другой части "катакомбной" церкви - ИПХ, положившей начало появлению так называемого нового русского сектантства (в отличии от старого, возникшего в 17-19 веках).

После обнародования Послания пастырям и пастве, более известного как Декларация митрополита Сергия о лояльности, отдельная группа архиереев, духовенства и мирян, считавших советский режим царством антихриста и исповедовавших эсхатологические воззрения, порвала литургические связи с Патриаршей Церковью, образовав раскольническое движение, именуемое в церковной истории как "иосифлянство"; названная так по имени митрополита Ростовского Иосифа (Петровых), которого большинство отпавших иерархов и священников избрало своим духовным руководителем. К "иосифлянам" примкнул и епископ Уразовский Алексей (Буй), временно управлявший Воронежской епархией. Так раскол проник на Воронежскую землю. В январе 1928г. епископ Алексей обратился с посланием к православному духовенству и мирянам епархии: "Все распоряжения и прещения... митрополита Сергия и его Синода, как сродные обновленчеству и григорианству, признаются недействительными и никакого значения для нас не имеют." Определением митрополита Сергия от 27 января 1928г. епископ Алексей Буй "за раскол и произведенную им церковную смуту на основании 34 Апостольского правила, 13, 14 и 15 правил Двукратного Собора освобожден от управления епархией, уволен на покой с запрещением в священнослужении." Алексей решения этого не выполнил. Пребывая попеременно то в Ельце, то в Воронеже, он вносил смуту в ряды духовенства и мирян вплоть до своего ареста в марте 1929г. Но на Воронежской земле остались его последователи, именующие себя буевцами (по имени Алексея Буя). Буевцы оказались наиболее непримиримыми борцами с Патриаршей Церковью и Советской властью. В начале 30-х годов против буевцев прошли два судебных процесса. Число буевцев следователями определялось до 1500 человек. Более ста человек были осуждены за "антисоветскую, антиколхозную" деятельность на разные сроки лишения свободы, нескольких расстреляли. Сам Алексей Буй в 1932г. письменно покаялся перед Советской властью в своей враждебной контрреволюционной деятельности.

Несмотря на репрессии со стороны властей, немало буевцев сохранилось в 40-50-е годы. Наиболее сильные позиции они имели в с.Гвазда Бутурлиновского района. Основоположниками раскола в Гвазде в 1928г. были священник Дмитрий Лисицкий и псаломщик Тихон Станков. До 1954г. о.Дмитрий находился в ссылке. Но в селе осталась матушка Домна Аполлоновна Лисицкая, вокруг которой объединилось несколько черничек, которых вскоре возглавила Мария Анцупова. Она крестила младенцев, отпевала усопших, исповедовала. К патриаршей церкви они были настроены крайне отрицательно. В Воронеже в те годы было два буевских священника, о.Иоанн Андреевский и о.Василий, которые совершали требы, но к политическим высказываниям не прибегали. Группы буевцев были в с.Тресвятском, с.Углянце Воронежского благочиния и нескольких селах Землянского благочиния в Дубовом, Трещевке, Казинке, Чистой Поляне. В селе Садовом некий старец (фамилия и имя не установлены) буевской ориентации так отзывался о Патриаршей Церкви : "На Святом Престоле Святую чашу обвила змея ядовитая и яд свой изливает в чашу." Кроме Садового у старца были последователи в Ясырках и Борщевских Песках. В п.Анна существовали "самаряне", также отрицавшие Московскую Патриархию. Название они приняли по аналогии с ветхозаветными самаритянами: как те откололись от Иерусалимского храма, так и они отделились от Православной Патриаршей Церкви.

В селах Болдыреве, Девице и Галдаевке проживали приверженцы секты Иоанитов. Иоанитов - образовавшаяся в начале 20 века группа почитателей о.Иоанна Кронштадского. К концу 20-х годов число этих групп умножилось и они превратились в секту фанатиков, почитавших Иоанна Кронштадского как первого святого. В среде иоанистов распространялись апокалиптические настроения, ожидание близкого Конца Света и Страшного Суда. Иоанисты враждебно относились к Патриаршей Церкви и отрицали церковную иерархию.

В 1947г. из 131 прихода епархии в 18 имелись самочинные требоисполнители, не признающие патриаршей Церкви. Приведем несколько примеров. В с.Фащевке Молотовского района гражданин Максим Федорович Гунчин, 65 лет, единоличник, исполнял обязанности священника без Священного сана. Перед закрытием церкви в 30-х годах он взял домой комплект священнического облачения и богослужебные книги. С этого времени он исправлял все церковные требы и таинства, при этом агитировал против Московской Патриархии. В г.Лисках с 1936г. по июль 1945г. монахиня Мария (Самощенко) исполняла требы верующих. Когда в начале 1945г. в Лисках открылась церковь, Самощенко повела против нее агитацию, называя вновь открытую церковь "сталинской крамолой"; себя она именовала истинно православной христианкой. В с.Сторожевом Усманского района проповедник Василий Жданов не признавал Патриарха, потому что тот "ходит в Кремль к Сталину", нарушая Писание: "Блажен муж иже не иде на совет нечистивых". В г.Грязи некие Александра, Варвара и Анисья совершали все требы, вплоть до причащения. В с.Сошках Молотовского района, "живет некая Поля, совсем еще молодая женщина, настроенная чрезвычайно фанатично. Живет она в хате, окна в которой заделаны наглухо. Она причащает своих последователей, совершая литургию на хлебе и вине." По области странствовали проповедники предвещающие скорый Конец Света. Их было не мало, но милиции ни разу не удалось их задержать. Кто это такие? Откуда и куда направлялись? Это было неизвестно, их звали только по именам. Типичный пример таковой деятельности зафиксировал архивный документ. 29 августа 1945г. вечером, - отмечается в нем, - пришел в с.Ржавец, окруженный группой женщин сел Большой Грибановки и Старой Кирсановки именующий себя проповедником некий Борис. У дома гражданки Мозалевской Прасковьи Васильевны стал собираться народ из сел Ржавец, Новая Кирсановка, Дмитриевка, Тагайка, преимущественно женщины. Толпа достигла значительных размеров, до 500 человек. Из дома на улицу вынесли стол и моление началось. Сначала Борис читал акафисты, потом стал проповедовать. При приходе представителей сельсовета и милиции Борис скрылся. Поймать его не удалось."

Лица, не признающие благодатности священников Московской Патриархии, считали храмы где они служат, оскверненными и поэтому посещали "природные храмы" - живоносные источники и колодцы, святые пещеры и т.д. Такие места почитались Святыми и прихожанами Православной Церкви и также ими посещались. Приведем самый интересный, на мой взгляд, случай служения у святого места. "Близ с.Подгорного Хлевинского района в 1945г. росшая на верху меловой горы яблонька от талой воды сошла вниз в лощину и там стала расти. Народ принял это за чудо и стал собираться туда для богомолья. Весной 1948г. милиция срубила и убрала яблоньку. Но богомольцы продолжали собираться, приезжали даже из Воронежа. Служат они у источника на горе и внизу, где была яблонька. Служат летом под большие праздники. Богомольцев регулярно до 100 человек, большинство в возрасте до 20 лет... В начале августа 1948г. разнесся слух, что вскоре к яблоньке прибудут мать с двумя приросшими к ней детьми. 13 августа к вечеру народ стал стекаться толпами числом более 1000 человек. Матери с сыновьями не было. Наутро большинство из собравшихся направились в храм в село Манино за 5 км на богослужение. Чернички, организаторы служб у яблоньки, Церкви Патриаршей не признают, относятся к ней враждебно."

Еще одной сектой внутри ИПХ были федоровцы. Название это произошло от имени Федора Рыбалкина, монаха Ново-Донского монастыря, идеолога и руководителя секты. "В 1922г. в селе Новый Лиман Петропаловского района, - отмечает документ, - началась проповедь Федора Рыбалкина. Зимой и летом он ходил босый и без головного убора и предупреждал людей: "Берегитесь, чтобы не случилось бегство ваше зимою или в субботу." От него прозревали слепые, слышали глухие, ходили хромые, немые говорили. У него появились последователи поверившие, что в образе Федора на землю пришел Христос. Три с половиной года шла проповедь Христа в виде Федора. В 1926г. закончил он свою проповедь и сказал князю мира сего: "Теперь я на земле закончил все! Свершилось! Теперь кончай ты!" И отдал себя на растерзание вторично. Первыми жертвами его учения стали "двенадцать апостолов", свидетелей второго пришествия Христа в образе Федора. В 1929г. их приговорили к смертной казни. Но все последователи Федора по смерти сразу попадают в рай." Федоровцев, как членов монархической антисоветской секты, преследовали. Но они выжили и существуют доныне. В годы войны и первые послевоенные годы проповедническая деятельность федоровцев усилилась, что привело к увеличению их сторонников. В 40-50-е годы федоровцы активно действовали в Грязях, Каменке, Верхней Тишанке и других местах. Православную Патриаршую Церковь они называли "красным драконом" и призывали население в нее не ходить.

В 40-50-е годы Православная Церковь более всего страдала от враждебной активности ИПХ, состоящих из сектантских групп иоанистов, федоровцев, буевцев, самарян. Они сами не признавали Православной Церкви и доказывали верующим, что можно обойтись без нее. Тем самым они пытались привлекать к себе сторонников. Конечно, по отношению к прихожанам Московской Патриархии ИПХ составляли малую группу. Однако, некоторые из православных верующих, особенно в сельской местности, где более всего живы суеверия и предрассудки, считали их образ жизни праведным, не вдаваясь при этом в богословские и канонические тонкости.

В Воронежской области в 40-50-е годы, кроме упомянутых, существовали еще группы верующих относящих себя к Православию. Это были старообрядцы. Старообрядчество, как религиозное направление, выросло из недр раскола РПЦ, формальным поводом к которому явилась церковная реформа середины XVI века. В Воронежской области в рассматриваемый период оба направления старообрядчества: поповцы и безпоповцы. Поповцы белокриницкой иерархии проживали в с.Трясоруково Лискинского района, числом не менее 400 человек. Название "белокриницкая иерархия" происходит от с.Белая Криница, на территории Австро-Венгрии, где первоначально находился центр этой организации. Эта церковь возникла в 1846г., после перехода к старообрядцам-поповцам Босно-Сараевского митрополита Амвросия (Поповича). В 1853г. духовный центр поповцев белокриницкой иерархии был перенесен в Москву.

Представители этого направления не враждовали с Московской Патриархией. Уже в начале 50-х годов наметились стирания различий между Православной и старообрядческой поповской церковью. Верующие приходили к пониманию того, что обрядовые различия не имеют принципиального различия. Другое дело беспоповцы, старообрядцы, отрицающие церковную иерархию и таинства священства. Их в области в те годы было гораздо больше. Они проживали в селах Бродовое, Верхняя Тишанка, Старый Курлак, Хреновое, Боево, Ливенка, Полатово. К Патриаршей Церкви они относились отрицательно, но новых сторонников среди православных себе не вербовали из-за стремления к изоляции.

Таким образом, мы рассмотрели все религиозные группы и направления именующие себя православными, но не состоящие в РПЦ (http://www.vob.ru/eparchia/history/histor/end_vov7.htm).

Этот ответ просмотрели 1959 раз.